13Январь

Цифровая диктатура

Блокировки Трампа как наглядный пример цензуры

Цифровая диктатура

автор изображения Luis Quiles

Я редко уделяю внимание политике, так как я космополит, но в этой заметке блокировка аккаунтов Дональда Трампа в социальных сетях "Твиттер" и "Facebook" – пример, иллюстративный условный апогей феномена, который прежде всего социальный, и имя ему цифровая диктатура.

Что, собственно, случилось и какие из этого можно сделать выводы.

(текст не проверялся редактором)

После того, как сторонники Дональда Трампа ворвались в здание конгресса на Капитолийском холме, социальные сети Twitter и Facebook заблокировали аккаунты пока ещё действующего президента США с мотивировкой о разжигании мятежа. Оценки действиям сторонников и самого Трампа я давать не буду, был ли это мятеж или внутренний терроризм с попыткой саботировать осуществляемый конгрессменами демократический процесс, являются ли сообщения (твиты) Дональда прямыми или косвенными призывами к тому или сему, и если да, то в какой степени он несёт ответственность за случившееся в контексте заметки –  вторичные детали. Важным является решение самих компаний-владельцев социальных сетей Твиттер и Фейсбук о блокировке, которое сложно интерпретировать иначе, чем цензуру, в силу того, что решение принималось сторонами совершенно не уполномоченными расследовать подобные инциденты; соответствующие ситуации, степень участия в них и ответственность за результаты рассматривает суд, которому в США можно доверять.

Однако, это далеко не всё и не самое одиозное в проявлении цензуры.

Совместно с Дональдом Трампом заблокировали множество (десятки тысяч по заявлению самого Твиттер) аккаунтов его сторонников и это явилось только началом; после объявления подпавшим под цензуру президентом США о переходе им в социальную сеть "Parler" (полагаю это французское Парле) другая компания – корпорация "Amazon" выдвинула к первой требования принять некие ограничительные (читай цензурные) меры, либо Амазон прекратит предоставление социальной сети хостинг-услуги. А холдинг "Alphabet" (Google, Youtube и прочее) с корпорацией "Apple" удаляют Парле из своих сервисов распространения. К оценке этого я вернусь позже, хотя уже несложно определить название сиих действий на основании их сути.

В качестве промежуточного резюме обозначу основные мазки картины:

Без решения суда социальные сети Твиттер и Фейсбук блокируют Дональда Трампа и множество его сторонников, затем другие компании безапелляционно фактически уничтожают социальную сеть Parler только на основании регистрации в ней физического лица. Последняя компания не является спонсором демократической партии США в целом и избирательной кампании Джо Байдена в частности, в отличие от Twitter, Apple, Alphabet (главный спонсор с 1,7 млрд. долларов(!)), Amazon, Facebook и других.

То есть с юридической точки зрения это синдикатный сговор, перенесённый в политическое поле с явным наличием конфликта интересов, где нерыночное уничтожение конкурента в лице социальной сети Парле – самое мелкое. Дональд Трамп с полученными им десятками миллионов голосов наверняка продолжил бы свою политическую активность, а в современном мире один из главных инструментов информирования – социальные сети.

Здесь и мотив, и сговор, и, что главное в контексте заметки, цензура – внесудебное лишение свободы слова политического оппонента и множества его сторонников.

Я не сторонник Трампа, скорее даже противник, равно как и цензуры. В заметке я не буду углубляться в детали и трактовки, так как понятие "свобода слова", а тем более "свобода", может быть пластичным, философы это успешно демонстрируют, а потому рассуждаю от противного – выявляя цензуру.

Уделю внимание сути прав социальных сетей на редакторскую политику.

Твиттер и Фейсбук – публичные компании, предоставляющие услуги условно бесплатно (монетизация средствами демонстрации рекламы), делают это для всех, соответственно каждая персона (физическое лицо) имеет право получить равные возможности с другими, тем более, когда это касается публичных же персон, для которых сетевая "трибуна" – один из инструментов политической деятельности; равенство же всех перед законом гарантирует право на сию "трибуну" для любого, будь то агроном Василий Никифорович или сенатор Мэтью Грей. Это юридическая сторона, с которой же "правила сообщества" (некие правила редакторской политики компаний, предоставляющих услуги социальных сетей) ничтожны в сравнении с правами человека и локальными основными законами стран (Конституция, "Биль о правах" и прочие). В противном случае по той же схеме "частная компания – частная политика цензуры" человекам с определённым цветом кожи, сексуальной ориентацией, неуставной причёской и прочим будет запрещён вход в ресторан, или в самолёт, или госпиталь, или метрополитен (который уже в многом частный). Тогда и частные поисковые системы могут удалить всю информацию и ссылки на таковую, которые не удовлетворяют их представлениям о допустимом. Частные операторы связи могут ограничивать, делать дороже или вовсе отказывать от предоставления услуг на основании велений левой пятки их фирменного талисмана студенческого бога Анунаха. И эти примеры не абсурд, а закономерные следствия попустительского мышления в определении ответственных за общественные блага, которыми стали социальные сети, как феномен Интернет-эпохи. Полагаю тенденция картины такого мира весьма наглядна в своей губительности для прав человека и его свобод.

Я персонально неоднократно сталкивался с "редакторской политикой" в социальных сетях и даже получал блокировки (о одной из них можно прочитать в заметке "Ютуб ненадёжный"), и приведу здесь пример ещё одной в качестве иллюстрации правил цензурирования в социальных сетях, которые компании именуют по-разному, остановлюсь на "правила сообщества". Я состою в закрытой группе в Facebook посвящённой андерграундной музыке, попасть в неё нелегко и это закрытое сообщество с своими принятыми нормами, выработанными, какая неожиданность, её участниками! Там есть традиция шуточных картинок в субботу на разные темы: от курения травки, до проблем сексизма и того, как же отремонтировать бойлер своими руками без СМС. Юмор часто чёрный, нередко сальный, иногда за гранью, потому этот день носит соответствующее название. Однажды я опубликовал изображение с полуголым парнем в платье (шутки про трапов) и получил блокировку с стороны Facebook, а не сообщества. То есть какой-то цензор сунул нос в чужую закрытую группу, у которой есть подлинное сообщество и своя модерация, и решил что я – нарушитель; и да, этот цензор – робот, которому всё равно на представления подлинных участников истинного сообщества, он – машина, на службе цифровой диктатуры.

Так называемые компаниями "правила сообщества" созданы не сообществом, не создателями контента, эти правила спущены по разнарядке для создания благоприятного для привлечения рекламодателей облика, при этом огромную часть дохода (треть, половина и даже более) от труда подлинных участников социальные сети удерживают для себя, и это помимо продажи рекламы. Грабёж, симулякры общественности, лицемерие, отписки вместо решения проблем участников, и главное: цензура – цифровая диктатура!

Все эти созданные декларативно, без совещания и мнения сообщества, "филькины грамоты" обслуживают финансовые интересы компаний, более того, игнорируя свободу слова; а случай с Дональдом Трампом и его сторонниками – пример, апогей шума, на который, кстати, отреагировал и рынок обвалом акций компаний, участвующих в цензуре.

Потому истинному сообществу, а не объявившим себя таковым нескольким редакторам какой-то компании, следует решить: некие частные лица входящие в корыстный сговор с политическими силами будут определять чьё мнение может быть заявлено, а чьё нет; либо всё-таки сами участники процесса общения. И здесь важно отметить разницу между чьим-то мнением и феноменами, на которые не распространяется свобода слова, например, на ложь: пропаганда, клевета и прочие формы лжи, например "Евреи – посланники Иблиса" или "У него сахар упал, надо было рафаэлку скушать" – не защищаются правом на свободу слова.

Кстати, Хамение, Симоньян и тысячи холопов Пригожина, а также прочие сомнительные аккаунты, вроде плоскоземельцев, рептилоидоборцев, якутских казаков – тысячи их, благополучно продолжают вещание в Твиттер и Фэйсбук...

В качестве отступления: ярким примером являются агрегаторы порно-контента, чья популярность отражает истинное отношение к феномену – человекам, в подавляющем большинстве, нравится и даже очень, а запреты – костный пережиток высохших старцев, не видящих далее религиозных догм. Общество явно хочет порно, что сводит легитимность запретов на уровень той же диктатуры фундаменталистов-узурпаторов, пытающихся принуждать всех к тому, чего последние не хотят, а наоборот. Это – диктатура, как она есть: правила придуманные непонятно кем, вне мнения тех, на кого распространяются и не одобряемые подлинным обществом; обслуживание интересов ничтожного меньшинства, идущих в вред подавляющему большинству (что отличает от толерантности, например, "Мы не геи, но геи обществу не вредят, а потому пусть будут, в отличие от нацистов").

Резюмируя.

В скором времени может получиться цифровое общество с саморегуляцией, которое в настоящем находится в активном процессе становления, как и было исторически вне социальных сетей и Интернет; либо окончательно оформится цифровая диктатура с цензурой, где что можно, что нельзя будут определять никем не избранные, преследующие свои корыстные интересы дельцы, часто обслуживающие так же никем не избранных тиранов и автократов – таких же больших любителей цензуры. Зная историю человечества, ставлю на второе, а цифровое общество, после окончательного своего формирования, будет вынужденно в борьбе отвоёвывать свои права; хотя не хотелось бы интернет-аналога гуситских войн, а что бы сразу по уму, но люди...

Такие дела.

0.0/10 оценка (0 голосов)
Copyrights ©Algimantas Sargelas; all right reserved