Желчь - часть VI

123
А что происходит, когда людь доволен, когда он чувствует себя уютно? Людь удовлетворён, счастлив, если угодно, когда так считает, заставить его думать, что он делает, решает и живёт неверно – вредно для себя самого же и окружающих, в том числе среды, то это победа над ним; причём к этому он должен придти сам, то есть умереть и переродится в самом себе, сделать то же самое, что он не сделал, когда мог создать свою душу. Только эти действия вызывают в люде невыносимые страдания, поэтому всяческого труда над собой он избегает. А труд над собой, как личностью, ведь самость это она и есть, людь заменяет трудом над своим телом, то есть идентифицирует себя как определённое тело. По разумению, а вернее недоразумению людя он сам - это тело. Это отражают языковые фразы в больших количествах, например: «я высокий», «чувствую себя толстой» и так далее. Если такие фразы употребляются не иносказательно, а буквально, то это о многом говорит. Сюда же можно отнести и трепетное отношение к своему выданному природой телу в неизменном состоянии. «О нет, никакой имплантации», «татуировки уродуют тело», и тому подобное. У некоторых людей это доходит до абсурда в виде, например, запрета на переливание крови, не говоря уже о использовании имплантации органов. Как правило, это религиозные фанатики, которые увидели, где-то в их «священных» писульках намёк на подобный запрет; вернее не они увидели, а некий пастух, который не многим сообразительнее своего стада. Но не суть, ведь итог один. А теперь вместе, дружно: Люди...

124
Ранее я уже говорил о том, что если не счастье, то удовлетворение от существования можно получить, если жить своей жизнью. Если не говорил, то подумал точно. То есть, чтобы быть счастливым, нужна тождественность жизни личности всем уровням, входящим в это высказывание. Проблемы неудовлетворённости чаще всего кроются в приспособленчестве, в поиске уступчивых компромиссов, а это не то что свойственно обсуждаемому предмету, а является обязательной чертой людей. Труд как средство наживы, то есть, как инструмент, тоже является предметом поиска компромисса – наиболее выгодный труд, а не тот, к которому есть талант и интерес. И прочее, прочее.

125
Люди не являются творческими производителями или исследователями. Обыватель живёт по одной и той же схеме, которая от индивида к индивиду отличается только частными формами деятельности и ещё количественной насыщенностью, но никак не качеством. Какое бы вознаграждение за свою деятельность не получал индивид, от скромной платы до баснословного вознаграждения, суть не меняется – люди работают, но принципиально нового не создают. Если говорить точнее, то люди компилируют или копируют продукты, созданные ранее. Основа жизни людя – потребление, не в качестве необходимости, а как переоценённая цель, форма существования потребителя-людя такая же, как и в его работе – переработка ранее созданного, без разницы, копия это или компиляция, либо действительно что-то новое. Потребление людей в совершенстве своём как можно более расширенное и глубокое, а также, зачастую, сугубо материальное. Обыватель оценивает качество жизни в коэффициенте потребления, делённого на приложенный труд, то есть жизнь тем лучше, чем больше благ удалось получить, приложив минимум усилий. Если и есть у такого индивида или их усреднено взятой группы интеллектуальная или духовная деятельность, так же ошибочно именуемая жизнью, то она, как правило, не рассматривается в оценке качества жизни, а о духовном или интеллектуальном производстве или участии в нём речи вообще не идёт.

126
В социуме людей, по мнению массы же, лучше живёт тот, у кого больше материальных благ. Отличное мнение рассматривается как миф и теоретизирование, а носитель как психически и/или социально нездоровый. Так что утверждение о том, что качество жизни находится в прямой зависимости от количества благ, это для людей аксиома. Излишне говорить о том, что при таком рассмотрении жизни в частности и бытия в общем, прочие ценности для людей не такие уж ценности, и в лучшем случае значительно и выражено девальвированы (обесценены) в глазах обсуждаемых субъектов. Но не о потреблении сейчас речь, как это не было бы удивительно, в основном не о потреблении, а о толпе людей как стаде. Стадо, это коллективное подтверждение конформности (внушаемости) людей, свидетельство низкой резистентности (устойчивости к внушению), квинтэссенция групповой слабости перед социальными потрясениями и готовность сдаться обстоятельствам на милость. То есть животная приспособляемость, поиск своего места в изменчивом мире. Разумное существо, например, человека от других животных отличает, в числе прочих, что он имеет способность изменять среду под свои нужды и желания, а не только приспосабливаться к ней. Так кто же тогда люди?

127
Толпа, это стихийное образование – группа, сформированная ситуативно для достижения общей цели, напомню – стихийно сформированная. В такой группе каждый участник преследует одинаковую цель, что и формирует общую мотивацию, позволяющую возникать и функционировать без предварительной организации и руководства. Толпа создаётся, вернее, возникает независимо от конкретного участника и если и управляется, то общим настроем толпы, если угодно, массовой истерией. Ни о каком рациональном составе или тем более разумном едином руководстве речи быть не может. Эта толпа может принимать не только форму локализованных в одном месте людей, а любую из весьма многообразных форм. Например, население целой территории или даже разных территорий, стихийно объединившееся одним мотивом и имеющее одинаковое настроение, цели и эмоциональный фон, которые удерживаются одной проблемой или группой проблем (мотивационный раздражитель) – это та же толпа. Эти толпы не имеют прямого руководства и действуют так же стихийно, как и образуются. К такому способны только люди, потому что другие разумные существа рационально обдумают свои действия и разойдутся, либо организуются в управляемый коллектив.

«Человек красен не словами, а делами».
Народная поговорка

128
Но дело в том, что эти самые «дела» сведены к действиям и намерениям действий. Например, право владения (на труд поколений за счёт спекуляций с ваучерами, например) на обширные блага даёт возможность расширенного потребления – роскоши, которая является процессуальным явлением – временным. Потребление не сохраняется, это процесс, растрата и если ты, читатель, не понял до сих пор, о чём я говорю, то гедонизм в любой форме, это растрата времени, усилий, благ. Кто-то может возмутиться, что я вновь о потреблении. Но я не апологет аскетизма, я говорю о том, что гедонизм – как потребление, возведённое в абсолют и рассматриваемое как первичная цель, по сути, процессуальная растрата. Убийство времени, бесконечное заполнение пустоты пустотой же, если угодно говорить витиевато. Тот же страх потери есть не что иное как избегание понимания того, что терять нечего, ибо и нет ничего существенного. Если всё, что есть, это важно, не «обладает», не «имущество» (от «иметь»), а именно «есть», у индивида процессуальные блага при отсутствии прав владения, принадлежащие природе и миру вещей, то, конечно, у индивида нет ничего существенного – сущего. Поясню, на мой взгляд, проще и доступнее к пониманию мнение институциональной экономики. Индивид на самом деле не владеет ничем, у него есть права, вменённые и сохраняемые определёнными институтами, как социально-политическими, так и экономическими. Говоря проще, если у человека есть авто, то на самом деле у него есть право владения на это авто. И если авто угнать – физически завладеть им, то до восстановления прав владения соответствующими институтами (например, полицией) прежний владелец авто им не распоряжается. Угонщик за рулём и только он управляет авто; вслушайся в эти слова: а владелец авто не обладает самим авто, равно не может им управлять. Банально и действительно физически он уже не владеет автомобилем. Всё это юридические нормы, искусственные условности и социальные договоры. Скажу более, такие права владения распространяются в мире людей не только на вещи. Например, отец ребёнка может и не быть отцом на самом деле, ребёнок мог его и в глаза не увидеть ни разу и так далее. Это всё субституты (заменители) чего угодно и когда угодно в социуме людей, служащие многим целям, а прежде всего костылями, которые удерживают шатающуюся стихийную конструкцию социума людей. Такие дела.

129
Несмотря на статичность конкретного людя, их масса – социум, динамичен. В многом это объясняется внушаемостью людей. У гипотетического индивида полно аффективных комплексов, поддерживаемых страхом быть отвергнутым самим социумом людей, вне которого он практически не представляет из себя ничего. Принимая и эксплуатируя модели социума людей, индивид сам становится объектом эксплуатации этих моделей и стереотипов, это и есть одна из причин появления аффективных комплексов – зависимость. То есть, это замкнутый круг, принимая модели, индивид должен их поддерживать и защищать, то есть становится апологетом того состояния, какое существует в настоящем, в противном случае он становится уязвим и вне социума плохо ориентируется и лишается большей доли благ. Последнее, это одна из причин принятия моделей и стереотипов, а так же причина тому, слабая резистентность, которая ведёт к выраженной внушаемости. Опять можно наблюдать круговую зависимость мотивов и действий. Итак, людь трепетно относится к своему статусу в социуме, и испытывает страх быть непринятым. На фоне этих состояний каждого отдельного индивида в частности и всего такого социума образуемого, воспроизводимого и поддерживаемого ими же (людьми), возникают различные синдромы, в том числе зависимость от чужого мнения, даже не экспертного, тяга к выражению нездоровыми формами, например, эпатаж или кичливость чем-либо, и прочее, прочее. Стоит только задуматься, какое количество разумных существ действительно влияет на деятельность индивида, повторю – действительно, то есть напрямую участвует в его жизни, то можно понять, чьё мнение должно волновать человека.

130
Не нужно далеко ходить за наглядным примером масштабов внушаемости людей на основании чужого мнения – реклама. Разумное резистентное существо трезво и рационально оценит товар и точно не купится на хвалебные речи и провокационные обращения. Однако в социуме внушаемых людей реклама заполонила всё, она всюду, рекламодатель платит за неё огромные эквиваленты настоящего производительного труда и если бы она не действовала, то не использовалась бы так широко, с этим трудно спорить, верно? Разумное существо, способное к здоровому скепсису и сравнительному анализу, некоторые, да что уж там некоторые, многие приёмы и образы современной рекламы поднимет на смех. Но люди поверхностно воспринимают рекламу, максимум как надоедливого интервента в их среду жизни, но даже такое восприятие убывает, так как люди к этому привыкают. О поразительной способности людей адаптироваться к любым условиям, даже имея возможность их изменить, я уже говорил, но напомню – только люди веками из поколения в поколение могут жить целыми стратами и народами в качестве рабов, они просто привыкают и адаптируются к такому состоянию, но ни в коем случае не пытаются его изменить. А освобождали этих людей неизбежно появляющиеся в любой социальной среде другие по личностной организации индивиды, называть их можно как угодно – пассионарии, нелюди, норрин, главное – суть. Потому что сомнительно, что бывшие поколениями рабами люди вдруг решили и смогли это прекратить, оставаясь теми же людьми, сомнительно это. Другая причина их освобождения может быть скрыта в среде их владельцев, которые в свою очередь меняли своё восприятие и организацию. Объединённые не только своими моделями поведения, но и общим горем, люди всё равно не осознают себя едиными, они с опаской доверяются ближнему, если вообще доверяются. Однако стоит возникнуть группе бунтовщиков, действительно сплочённых, которые не пойдут на попятную, то такой группе нужна такая же бескомпромиссная поддержка всего социума, которой не возникало из-за обратного – компромиссности людской среды, даже среди, вернее, тем более среди рабов. Сметливые же революционеры просто использовали коллективные страхи толпы и тем самым добивались от неё необходимых действий. С этим, думаю, понятно: реклама, доказывающая свою эффективность, множественные примеры рабства, в том числе современного экономического, неистребимость моды и зависимости от чужого (подчеркну – чужого) мнения иллюстрируют ту самую внушаемость людей, о которой я так активно рассуждаю. И речь о рекламе и рабстве одновременно тоже не случайна.

131
Люди, они же люди в истинном значении своей людности, и дальше своего носа не видят. Поэтому их за этот нос как подслеповатых дегенератов и водят, воплощение выражения «водить за нос», только кольца не хватает. В этой части я поговорю о теме, которую я так или иначе неизбежно затронул бы на страницах «Желчи», но её актуальность, требующую безотлагательного рассмотрения, повысили множество людей, которые на протяжении всей истории собственно и спорили, брызжа слюной. Тема животрепещущая: «Важны ли деньги?» О, да, для людей важны, ибо они не понимают ничего кроме них, для них они величайшее благо и огромная разница между «важны» и «нужны», а точнее «нужны для того-то» нивелируется в их ограниченных умишках. Нужен, не обязательно значит важен; равно как организм надо питать, говоря проще – кушать надо, так же и нужны деньги в современных социумах и их экономиках, ибо это универсальный материальный эквивалент, но, равно как и кушать сколько-то необходимо, а не обжираться или делать из пищи культ, не важно. То есть просто – кушать, это не важно для личности, это не интерес или смысл, это просто потребность, так же и деньги это не важно, это просто инструмент экономического взаимодействия. Тем более состоятельность социума без денег история уже доказала. Вот так просто и кратко отвечаю на вопрос: «Важны ли деньги?», для сложной личности не важны, для неё важным выступает совсем другое. А те, кто не понимает такой простой связи, может, тогда сделают соответствующие выводы о себе?

132
По какой причине в настоящий момент учитель потерял уважение по сравнению с началом прошлого века? По той причине, что он уже не создаёт иллюзии знания, благодаря современным средствам люди самостоятельно создают себе иллюзию знания и понимания мира, в отличие от начала прошлого века. Дополнительно к этому свою роль играет количество учителей на единицу населения. Возможно-таки удалось выдернуть РФ из рабоче-крестьянской действительности в индустриальную хотя бы? Вспоминая, сколько и чего РФ производит, можно отрицательно покачать головой. Но речь сейчас не о этом. В настоящее время благоговением к персоне своей с стороны обывателя пользуется врач, так как несмотря на возможность ознакомления с его профессиональными знаниями из разных источников, они, знания эти, остаются всё той же китайской грамотой для людей в силу разных причин. Вот поэтому медиатор (посредник), который не только свяжет «бо-бо» с информацией, но и даст толкование, людям нужен, а значит, он предмет благоговения у людей; вспомнить те же дары, приносимые представителям этой профессии. Так вот и получается, что в гипотетическом будущем особое место будет занимать инженер-программист, который сможет исправить барахлящего гиноида у очередного гипотетического Степана. Это я к тому, что вышесказанное опять свидетельствует о примате собственного благополучия каждого конкретного людя перед ним самим, а благо человечества, культуры, науки и прочее, это очередная неведомая китайская грамота, которая остаётся за бортом интересов обывателя, и носители, служители, создатели всего этого для людя никто, не говоря уже о отсутствии уважения к труду этих лиц. Люди не думают о том, что те же гиноиды будут созданы вот этими «вшивыми интеллигентами», люди вообще не думают.

133
Ребёнок не рождается злым, ожесточённым или каким-нибудь мизантропом, сначала личность ожесточается, потом становится злой, а затем в ней отмирают фибры добра, открытости, доверия и такой разум более не подвержен альтруизму. Но самое интересное здесь то, что в зле большинство становятся этой самой личностью, самостью, с своим путём. Способные сопротивляться внушению и сохранять закрытость, в отличии от людей в ответ на злодейство всем стадом бубнящих «Как так можно? Нелюди!». На это так и хочется подметить: «Эт точно!» Я не буду здесь рассматривать нелюдей, и это я уже говорил, речь идёт о людях. А что они с высоты своей колокольни подмечают? Да что угодно, угрожающее их повседневной мутной реке пустоты. На этом посту звонаря-часового бдит себя каждый людь, особо рьяно они проявляют сие дежурство на закате своих дней, видимо от того, что заняться им в их постылой жизни становится вообще более нечем. Старики людей этакие музеи, гротескные монументы косности людей, иногда даже забавные, но в целом наглядные в своей демонстрации людского социума экспонаты.

134
Кстати о стариках людей, которые очень охотно смотрят на чужую жизнь, будь то сериал, кни…, пардон, газета/журнал или банальные сплетни, да и не только старики этим занимаются, множество альтернатив жизни существует у людей. Это всё к тому вопросу: «А что вы всё наблюдаете или имитируете чужую жизнь, своей что ли нет?» Ура и ах. Вернусь к сохранению клеткой здоровья организма, ой, то есть сохранением конкретным людем всего социума. Социум такая штука, что он хоть и порождён личностью, да-да, но существует «но». Но тут придётся вновь отвлечься на то, чтобы ответить на вопрос: «Что первично – личность или общество?». Общество - сложная структура, которая порождается только тем, что и именуется личностью, не может быть так, что вдруг «оп» и из кучи дураков, пускающих слюни, образовалось общество; нет, из стада вырождается, а вернее совершенствуется особенная особь-девиация – личность, она и образует группы по себе, то есть создаёт общество. Нормальности же дробят общество и портят, ухудшая до социума. Связь не очевидная, ведь если личность создаёт группы, то вроде как делит, а не объединяет. Но это непонимание, если оно есть, будет устранено дальнейшим рассуждением. К вопросу о том, что, даже не обладая языком, личность способна ею быть, к сожалению, если и вернусь, то, скорее всего не на страницах этой книги, ибо не о том она.

135
Итак, общество создаёт девиация, которая делает перед стадом очевидность того, что им, стаду, что-то угрожает. Примеров много, вот один: девиация-личность делает стаду очевидным то, что на её фоне и соответственно сложных и эффективных стандартах стадо потеряет свою нормальность, став ничтожествами, точнее, очевидным на фоне девиации становится ничтожность людей (да, вот именно это изначально их доводит до каления, даже если ты, личность, будешь вообще молчать, ибо даже молчание личности многозначительно). Историческое воплощение данного примера: пляски церкви жидопоклонников вокруг учёного мира с вилами и факелами, который (мир науки) угрожал сорвать маски с этого стада (стоит отметить, что в многом преуспел). Если посмотреть в глаза фактам, то сотни тысяч этих слуг портрета на деревяшке/стене ничего, ну решительно ничего, не умеют делать – они никто. Вот очевидности этого все люди и боятся, равно как разнообразные барины, дельцы и прочие не являются эффективными социально-политическими менеджерами, и эти никто. И таких клоунов, ничтожеств, глупцов и так далее поимённо даже людь назовёт несколько. «Сорвать маски!» - этого и боятся люди и их социум, это то, что делает девиация-личность, создавая общество. Ведь даже деля на группы, но устраняя мошенничество, ложь и эксплуатацию, сложно не объединить оставшееся достойное и благородное. Хм, несколько схоже с идеалистическим социализмом вышло.

136
Знаю я одного человека, который, закрыв входную дверь несколько раз за короткое время, проверяет, закрыта ли она. Выглядит это примерно так: войдя в помещение, он закрывает на замок дверь и проверяет толчком, закрыта ли она. Разувшись, он вновь проверяет, закрыта ли она, сняв «уличную» одежду, он опять проверяет дверь на предмет блокирования открывания замком, а если рядом оказывается кот, то поговорив с ним, этот человек в четвёртый раз проверит, закрыта ли дверь. Всё это может произойти всего за пару минут. Что за глупость движет такой попыткой постоянно проверять, закрыта ли дверь, мне не известно, но я в данном контексте интересуюсь вероятностью того, что в дом может проникнуть некто путешествующий по домам и выборочно проверяющий, закрыты ли входные двери, а в случае неудачи убегающий с криком «шухер!». Собственно дальше-то что, если дверь открыта, этот гипотетический некто зайдёт в квартиру, где его тут же заметят и он так же будет вынужден ретироваться? Я о том, что при современном качестве тех же продуктов питания найти зубом кость или камень в колбасе или котлете вероятность куда больше, чем случится то, что я описал выше. Если угодно с столь любимым в примерах самолётом, то можешь вместо косточки представить его и его вероятность падения. Так что же, люди аккуратно едят котлеты, опасаясь сломать зубик или в страхе смотрят на небо, а не падает ли на них самолёт? Хе-хе, нет. Причём ситуация с дверью есть у каждого людя, кто-то по нескольку раз проверяет, выключен ли свет, кто-то проверяет нечто другое, но все имеют эдакие латентные навязчивые идеи – мании. Чего же так боятся люди, не своей ли глупости и неспособности контролировать самые простые вещи в своей жизни, произвольная память шалит (память, требующая для запоминания волевого усилия и внимания, то есть запоминающая по желанию разума)? По-моему, именно этого. Но учитывая это, именно они считают, что решают, какие политики будут делать их политическую жизнь, но не удосуживаются узнать их политическую программу, хотя её зачастую и нет, по старинке людей покупают «харизмой», и они считают, что управляют своей деятельностью, будь то профессиональная, или упаси меня Хаос, творческая, людям нравится лгать себе? Это риторический вопрос.

137
Жидопоклонники, видимо, хлопая в ладошки, радостно возопили: «О, да! На всё воля космического жида». А вот и нет, с людьми, которые считают себя не хозяевами жизни, а её безропотными рабами, ситуация примерно такая же. Дело в том, что отношение к ситуации, объективной ситуации, не меняет самой ситуации. Например, если молекула водорода легче молекулы хлора, то, независимо от субъективного отношения, так и будет. И если страна ничего не производит, то ей нечего продавать, и без разницы, считают одни люди, что они живут в великой стране, а другие, что в проклятой, позабытой и так далее. Что меняет зависимость объективности ситуации и субъективного к ней отношения применительно к людям и к нелюдям? А то, что нелюдь способен, более того – он это делает, субъективно понять всё неизменно объективное и изменить то, что возможно, это и есть здоровый реализм. Но этот самый здоровый реализм у людей считается девиацией или расстройством, что ещё раз иллюстрирует «разумность» людей. Последним больше нравится уповать на оптимизм или предаваться пессимизму, как наиболее доступным формам, игнорируя при этом факт того, что это просто субъективная эмоциональная окраска чего-либо и заменить реализм она не может ну никак. Людям всё равно, так ведь комфортнее – не понимать и не знать.

«Бежать в толпе ни на расстояние, ни на время невозможно,
 только по кругу;
 враги мелькают, сначала первый, потом второй и так далее.
Врагов хочется уничтожить, но страшно,
 надо выбрать из них самых беззащитных».
Михаил Жванецкий

138
Жестокость разработала сама природа. Это естество любого организма – хищничество. Даже травоядные животные убивают живое, ведь например растение, это живая материя. Но в биологии упускается тот момент, который виден философии; так как в биологии хищничество, это поедание организма организмом, возможно формулирование нехищничества. Однако жизнь, это движение, воплощаемое в каком либо существовании и совершении процессов, тех же химических реакций клетки в среде. То есть гипотетический мир, где милые котики (которых часто мучает человек) не кушают милых птичек (которых тоже часто мучает человек), а питаются искусственно выращенным мясом, опять таки показывает хищничество; клетки потребляются клетками, организм потребляет клетки, либо организм потребляет организм. Так что живодёрство не есть насилие над милыми котиками, собачками, птичками и так далее, ибо поедание, потребление, оно же хищничество, если включить в это не только организмы, но и клетки (что верно, ибо клетка - живая материя), это с точки зрения природы (более широко жизни как таковой) – естественно и нормально, это неотъемлемая часть. А вот живодёрство, это выходящее за пределы потребности природной уничтожение, калечение, ранение организмов или клеток. Говоря проще, живодёрство - это необоснованное естеством причинение вреда, насилие над слабым, да и над сильным, главное, суметь, которое ранее точно подразумевалось под убийством, как лишением жизни тех, кто не может оказать сопротивления. Призываю недалёкие разумы не воспринимать эти слова как руководство к действию и оправдание этого действия, а то мало ли.

139
Но, пардон, взрослый организм может оказать сопротивление другому взрослому организму внутри вида, например, эти так называемые «слабые» женщины людей вполне могут оказать сопротивление взрослому мужчине людей, так что это уже ну никак не убийство. А жертвы среди «убитых» есть жертвы не убийства, а именно что хищничества, которое (к чему я и вёл) есть естественный процесс внутривидовой жизнедеятельности, только прикрытое для «слепых» социально-политическим, культурным и другими налётами. Вот так-то. Люди были, есть и будут не самый лучший вид из царства животных. Для тех, кто не понял вывод: люди как вид животного потому не самый лучший вид, что одни из немногих способны к внутривидовой борьбе. И просьба опять-таки для недалёких умов не рассматривать эти слова как руководство к действию и оправдание этого действия. Лемминги, когда превосходят числоконцентрацией доступные ресурсы среды, совершают самоубийства, массовые, а вот человек убий..., пардон, хищничеством внутри вида занимается, причём не самым лучшим с точки зрения эволюции. Он выбирает исподтишка кого послабее, локально, для решения частных проблем или проблем группы (линчевание), а прочее (например, враги народа или политической системы) уже социально-политическое и к природе не имеет отношения напрямую, а есть продукт частных личностей, мотивированных прежде всего не природой. Но о том, кто и как подзадоривает людское стадо, я уже упоминал, а главное то, что, когда удобно, люди смешивают убийство и хищничество, а когда нет, то безапелляционно разделяют те же хищничество и убийство, всё для комфорта людей и их социума.

140
В китайской философской мысли есть диаметрально противоположные взгляды на основы мировоззрения человека, а точнее, каким он рождается – плохим или хорошим. Я не буду вдаваться в точную формулировку того, что имеется ввиду в этой мысли, несмотря на то, что «плохой/хороший» неудачные понятия в данном контексте, но Конфуций и Лао-Цзы и занимали эти позиции, один находил человека изначально хорошим, другой изначально плохим. Принимая в внимание, что человек социализируется в людя и собственно остаётся неизменным и зависимым, изначальность, хоть и условная, нам подходит как тождественность людю, частному в общем. Да и не точность здесь важна, вот именно здесь, а сама описательность мнений. Точность мы найдём вот в следующем: на что люди любят смотреть, чем любят развлекаться? Безусловно, лидер, это процессы спаривания в различных формах и прочее, но есть одно действо, которое занимает людей весьма и весьма цепко, оно нашло своё воплощение в всём, от разговоров на кухне до книг и документальных фильмов – насилие. Ой, как же люди любят наблюдать, как что-нибудь взрывается, кто-нибудь летит и помирает, особенно если это совмещено в одной сцене не сильно тошнотворно (не превышает отметку, когда инстинкт отожествления срабатывает и наступает отвращение) и если в имя «великой» идеи справедливости всё это реализовано героем народного эпоса и желательно действо, основанное на реальных событиях. Тут взорвалось что-нибудь, вырвав из робота/инопланетянина/плохого парня/выбери сам, шматок посочнее, ваа, море кровищи, взрывы, перестрелка, в общем, действо. Но суть сего действа одна – насилие, которое одно из любимых жанров развлечения людей. Сколько любителей смотреть интересные записи, как растёт кувшинка или формируется остров в Атлантическом океане? Хм, думаю, не ошибусь, если скажу, сравнительно к «хлеба, баб/мужиков, зрелищ», не много. Что и требовалось доказать. Могу для столь любимого людьми действа театрально тыкнуть пальцем и крикнуть: «А ты смотришь зрелищные боевики?!», чтобы все поняли. Что, не так зрелищно, как в этих боевиках? Ну, это не моя проблема, это уже чужое воображение.

141
Плавно перешёл я к людскому воображению; о, как оно насыщено и плодотворно, именно от этого, например, в РФ население такое «читающее». А вы думали, конечно, от того, что описываемые события мастерами слова при хорошем воображении затмевают самые зрелищные фильмы, собственно сцены сражения/насилия, назовём баталией, в визуальных образах изобразить проще других сцен, что и является акме фильмов на сегодня; так вот, именно поэтому, из-за совпадения насыщенности культуры произведениями современных и классических мастеров слова и воображения читателей вербальные формы искусства преобладают над визуальными. Для не уловивших открою тайну – это был сарказм. Почему графические романы рассматриваются заведомо проще полноценных текстовых? Так как они, в-первых, меньше по объёму, значительно, в-вторых, они гораздо беднее в плане мотивации фантазии читателя к воображению описываемых событий. Одно дело, когда читателю можно и нужно самому дорисовывать картины на основе образов, описываемых писателем, другое дело, когда читатель видит готовую сцену в графической форме, это уже не читатель даже, а его делают зрителем. Хотя в России с графическими романами дела обстоят не так печально как, например, в США или Японии, но популярность фильмов, причём известно какой сложности и глубины смысловой нагрузки, остаётся постоянной в всём мире. Последнее о многом говорит. Нет, я не критикую фильмы как таковые, я говорю о соотношении количества прочтённых художественных книг к просмотренным фильмам на одного гипотетического людя. Для неспециалиста серьёзность проблемы, возможно, не очевидна, поэтому поясню. Дело в том, что действительно продуктивное абстрактное мышление заключается в возможности оперировать образами (абстракциями) в отрыве от непосредственного их восприятия или ощущения. То есть, читая книгу, личность непосредственно не воспринимает и не ощущает эти образы, она с ними ознакомляется в отвлечённом (абстрактном) рассказе или описании, даже если оно конкретно, в отличие от фильма или графического романа, где живые образы и их действия наглядно демонстрируются для восприятия и ощущения. Читая книгу, человек совершенствует или, по крайней мере, задействует абстрактное мышление, чего не происходит при просмотре фильма. Таким образом, конкретно в этой сфере потребления культурных благ люди избегают мыслительного процесса в том соотношении, в каком фильмы популярнее книг. Неудивительно, что многие не могут внимательно читать, им скучно или они с трудом запоминают прочитанные события – недоразвитие или ослабление абстрактного мышления и всех связанных с ним функций и отраслей психики. Плохо ли это? Думаю, ответ очевиден.

142
Вернусь к социально-политической ситуации в социуме людей. А ведь за несколько веков в жизни людей ничего не изменилось: тот же царь с формальной думой, тот же батюшка с приходом, те же бояре, которым закон не писан, сбивают кого хотят на своих каретах и ничего им за это не будет, кроме разве что интоксикации организма от хорошего французского коньяка, чтобы снять стресс от воплей родни погибших, взывающей к правомочному суду. Те же купцы нской гильдии, которые, сунув руки в карман, смеются над народом, который в условиях свободного рынка и от того поделённого, не менее свободно, вынуждены таки разбираться в сортах говна, которое есть продукты на этом рынке, предлагаемые этими же купцами. Те же опричники, только они не головы собак к лошадям привязывают, а номера голубые к автомобилям. Да и те же крестьяне, которые теперь «провинциалы», так же едут в столичный град Московию на приработки, так как в родных краях работы нет. Хотя кое-что изменилось, интервенция как культурная, так и экономическая повсюду. В таких условиях можно счесть период власти в Руси каких-нибудь интервентов лучшим временем в истории данной территории; тогда хоть можно было свалить всё на захватчиков, де это всё плохо из-за них, а не оттого, что мы, люди, дураки и сами позволили, или даже помогли, состояться такой ситуации и положению дел.

143
Раз уж опять упомянул ситуацию в РФ, то скажу, что не всё так прогнило, ибо говорить как есть – моё призвание. Те самые деньги, которые народ якобы не получает с невосполняемых ресурсов, например, нефти, не идут целиком и полностью в карманы купцов нской гильдии, ну, конечно, они свой вкусный кусок пирога получают, но на эти деньги так же содержится прямо и косвенно весь народ этой страны. А ты, читатель, думал, откуда дорогие проекты, которые хоть как-то финансируются, всяческие новые технические глобальные системы (не упоминаю, чтобы не рекламировать), откуда низкие налоги и прочее? А вот оттуда, дорогуша, оттуда. А вот какой-нибудь ублюдок, работает сраным консультантом в салоне телефонов или ещё какой-нибудь подобной дурью занимается, и он, гнида такая, получает вознаграждение столько же, сколько слесарь в каком-нибудь ЖКХ, который горбатится, делая из говна конфетку, а его начальство деньги с непомерных размеров счетов кладёт себе в карман. Надеюсь, я ошибаюсь и таких среди читателей этой книги вообще нет, надеюсь, что читатель занят в полезной трудовой деятельности, но не суть. Главное, что все о всём знают или догадываются. Те же ЖКХ, где чиновники и директора придумывают просто глупейшие и абсурдные схемы отъёма денег у населения. О этом созданы документальные фильмы, о этом знают соответствующие инстанции, о этом знают и имеют/могут собрать доказательства служащие данных организаций, но всем то ли наплевать, то ли страшно, то ли они глупые настолько, что не понимают того, что могут изменить это.

«Человеческая идентичность больше не определена тем,
что каждый делает,
а тем, что каждый имеет».
Джеймс Картер

144
Вспоминается фраза ребёнка: «А зачем мне писать грамотно, я же не на диктанте?» Мы забудем о том, что по логике этой фразы любой может заявить, что может делать что-то плохо, так как его не будут проверять, а сконцентрируем внимание на том, что заявляется тезис, при котором выполнять что-либо качественно нужно только «из - под палки», то есть принудительно – под угрозой императива. Вот оно, завершение воспитания крепостных крестьян. Картина средневековой России завершается, с её баринами, царём, крепостными и их нежеланием делать что-то хорошо иначе как не под угрозой санкций или императива, читай наказания, принуждения наказанием. Да и грёзы о том, чтобы из грязи в князи попасть по щучьему велению налицо и в изобилии. Вот ранее, когда крестьян не учили в школах, то они были закономерно неграмотные. Но теперь тех же крестьян учат в школах, например, русскому языку, но если взглянуть на грамотность среднего ребёнка, то возникает вопрос: Тебя учат в школе, но ты остаёшься неграмотным, в чём проблема? Три варианта: либо обучаемый ленив, либо глуп, либо он ленивый глупец. И, в общем-то, в этом плане ничего особенно не изменилось – раньше неграмотные крестьяне судачили на лавочках, а теперь они судачат в сети Интернет, обсуждая слухи и веря почти любой глупости, так как не умеют скептически и критически воспринимать информацию. Здесь же часто встречаемые картины, где ограниченный лексикон, а тем более стремление говорить словами карликами и уродливыми сокращениями свидетельствует о ограниченности разума. Такому разуму не хватает скорости и памяти для обработки большей информации, говоря проще – интеллекта, поэтому он применяет методы сокращения нагрузки. Говоря совсем коротко и конкретно, то такие люди заведомо глупее даже своих, вернее они просто глупые. Потому, что полноценному зрелому человеку достаёт ума для широкого лексикона и уж тем более для обработки и воспроизведения точных понятий и полноценных слов без замены их уродами и карликами. Этот уровень интеллекта то, что в психологии и принято за условную норму. Да, многие люди глупые, а если говорить научно – умственно отсталые. И когда они возмущаются по поводу того, чтобы нормальные не думали, что они лучше, то такие глупцы ошибаются. Умный а приори лучше глупого – это высказывание даже не нуждается в защите, ибо аксиома: умный лучше глупого. Так что писать надо по возможности верно, что отражает грамотность и это не какая-то блажь РАН и её кафедры русского языка, а доказанная эффективность передачи информации в наиболее точном виде и содержании, где ставится целью полное описание передаваемого и достижение максимального понимания этого адресатом. Чем сложнее тема, тем сложнее и соответственно выразительнее должна быть речь, а иначе будет картина как, например, претендующие на рациональное рассуждение дилетанты, беседуя о душе, определяют её или включают в её свойства совершенно посторонние понятия, например, «энергия», не понимая, что энергия – материальное явление, как способность выполнять работу и к душе не относится, так как душа имматериальная. Вот такая косность в речи людей и она отнюдь не редка. О чём можно говорить и к какому выводу придти, наблюдая, как большая часть людей имеют скудный лексикон, не способны к нормальному, подчеркну, что не к хорошему, а нормальному, выражению своих мыслей и так далее? Да, многие люди умственно отсталые и если их подвергнуть честной проверке, то этот факт будет без сомнения выявлен и можно будет спокойно заявить, что люди дебилы.

Copyrights ©Algimantas Sargelas; all right reserved