Художник Daryl Joyce

Шире шаг, ужасы ночи близко

(текст не проверялся редактором)

Ольга закрыла входную дверь в лавочку, где трудилась администратором и, стараясь не выронить небольшую сумочку прижимаемую локтем, щёлкнула замком. Убирая ключ, женщина медленно посмотрела в темноту, она вновь вынужденно задержалась до ночи и в этот поздний час, когда не курсирует никакой общественный транспорт, а метро в её маленьком городе было бы чем-то фантастическим, ей придётся добираться до квартиры пешком. Можно было бы разориться на такси, но если каждый раз, когда она задерживалась допоздна вызывать такси, то она и вправду разориться, её весьма скромный оклад не позволял включать в расходы такси, тем более с их грабительскими ночными расценками. Подумав о этом женщина вздохнула про себя сетуя на обстоятельства, но приняв их отправилась в путь.

Не то, чтобы город в целом или именно район в частности, где проживала Ольга, был особо преступным, а значительная доля их обитателей представляла собой криминальные элементы, но дураков, считающих хулиганство или иные преступления лёгкой степени тяжести, невинными шутками обязательными в такое время суток, особенно над одинокими прохожими-женщинами, было предостаточно. Люмпены же появятся в изобилии на улицах через пару часов, сейчас они заливают остатки сознания спиртами в дешёвых питейных. Так что теоретически на пути до дома женщине мало что могло угрожать, теоретически. Но дорога в одиночестве через ночь с редкими источниками света, вырывающими из черноты только маленькие островки, не была увеселительной прогулкой в любом случае, неспокойное и достаточно нервирующее предприятие. Да и толку от освещения, люмпены и хулиганьё не вампиры же, чтобы света бояться; хотя мифические вампиры вроде как фонарного освещения тоже не боялись. Не важно.
- Хотя бы видно иногда ямы и колдобины на дороге, чтобы уменьшить шанс упасть или сломать шпильку каблука. – подумала Ольга рассматривая достоинства хоть каких-то редких фонарей на улицах её провинциального городка.

Женщина границей сознания понимала, что туфли на таком высоком каблуке не лучшая обувь ни для таких дорог, ни для вероятно могущих возникнуть ситуаций, в которых потребуется ускорить перемещение, то есть бежать, но как ни парадоксально она осознавала себя более уверенно именно на каблуке-шпильке. Её размышления прервал шум с спины, в котором узнавались звуки поражения человеческой ловкости в противостоянии с российскими дорогами и характерное речевое сопровождение-констатация этого поражения.

- Да ЁКЛМН! – ругнулся Константин с силой споткнувшись о очередную выбоину на дороге и едва не упав.
Восстановив походку, Костя заметил впереди себя женщину, бросившую на него взгляд, обернувшись на ходу. Они с женщиной шли в одном направлении; она, идущая впереди цокая каблуками, когда звук от них не поглощался от наступания в почву тут и там зиявшую через трещины на тротуарном покрытии; и он, убравший руки в боковые карманы лёгкой куртки, шедший за ней. Так получилось, что скорость их шага примерно совпадала и вот уже несколько минут Константин упорно шёл за Олей след в след, что она не могла не заметить регулярно оборачиваясь и проверяя его позицию.
- Побаивается. – подумал Константин, не мудрено, я на вид тот ещё тип.
- Вот влипла. – думала Ольга и покрепче сжала клатч. Не то чтобы она опасалась ограбления и переживала за имущество, ничего особенно ценного у неё не было: так, пара сотен рублей, простой коммуникатор и косметические мелочи, являвшиеся обыкновенными обитателями женских сумочек; просто нервы.
- Как-то странно выходит. – подумал Костя. – Будто я её и вправду преследую, идя вот так по пятам. А я же просто по своим делам иду, но так вышло что идём мы с ней одной дорогой.
- Не отстаёт. – констатировала увиденное женщина, после очередной проверки своего преследователя. – Точно того…
- Сколько раз она на меня уже обернулась, десять? – с небольшой, совсем мизерной толикой веселья подумал мужчина. – Надо ускорить шаг, обогнать её и пройти мимо продолжить путь по своим делам. – сформулировав краткий и действенный план, Костя приступил к его выполнению прибавив шагу.
- Это что, он меня догоняет? – замерла внутри себя Оля не переставая идти, но уже перестав оборачиваться. И с сердцем, убежавшим в пятки, она стала идти быстрее, пытаясь предпринять доступное ей средство к дистанцированию от преследователя.
- Да что такое?! – подумал Костя. – Куда она припустила? – и прибавил шаг ещё, уже шаркая и различимо топая своими сапогами.
- Он что побежал, он побежал к мне?! – промелькнула паническая мысль в сознании женщины и она шла на почти не гнущихся от испуга и усталости, иногда на секунду подкашивающихся от неуклюжей постановки туфли на каблуке-шпильке, ногах. Но не бежала. Какой-то странная социальная установка перекрывала природный инстинкт «сражайся или беги», пробуждающийся в каждом высокоразвитом живом существе при идентификации им опасности. Но эта социальная установка, являющаяся смесью из убеждённости, неверия или, напротив, веры в гуманизм человека и недопустимость с его стороны всяких гнустностей, что характерно для индивидов, не сталкивавшихся в ощущаемом опыте с насилием, и ещё каких-то стереотипов не давала Ольге сорваться на бег. – Что я как дурра побегу на шпильках посреди ночной улицы через дорогу что ли?! – примерно так можно было сформулировать мысль, созданную этой установкой на границе сознания.
С стороны вырисовывалась комичная картина: женщина регулярно спотыкающаяся на негнущихся ногах семенит ими, похожими на ходули-спички, которыми перебирает неуклюжий артист цирка; и запыхавшийся мужчина за сорок шаркающий тяжёлыми армейскими сапогами старого образца из кирзы в попытке догнать эту женщину, и оттого устающий ещё больше, шаркающий и топающий громче и громче. Но стоит отдать должное Константину, он не только медленно, но верно настигал эту трусиху, но и даже не вынул руки из карманов куртки.
- Какие же эти сапоги тяжёлые! – думал мужчина.

Константин становился всё ближе и ближе. А мысли в сознании Ольги окончательно перепутались и только она преодолела нелепую социальную установку собравшись броситься бежать, как в поле её бокового зрения попал преследователь наконец-то её настигший и показавшийся с левого бока. От такой неожиданности, хотя вполне предсказуемой, что должно было делать её не такой уж и неожиданностью, женщина потеряла остатки сил и вскрикнув прислонилась к стене вдоль которой последние несколько минут шла эта гонка. Однако мужчина-преследователь вскрикнул в ответ явно ошарашенный выходкой Ольги, что немного привело её самоконтроль в норму, на значение достаточное чтобы что-то из себя выдавить.
- Чё те надо?! – пискнула она незнакомцу загораживаясь клатчем, сжимаемым обоими руками.
- Мне что надо?! – после нескольких секунд размышлений ответил Костя. – Я по своим делам иду, никого не трогаю.
- Ты за мной гонишься! – запротестовала Оля.
- Я тебя обогнать хотел, чтобы ты не думала, что я за тобой иду. – ответил мужчина закрывая глаза и качая головой.
Поняв истинное содержание ситуации и её нелепость они сначала заулыбались, а потом начали хихикать. Подчёркивая самые смешные моменты произошедшего ироничными комментариями. Оля ощущала такое облегчение, разливающееся по всему телу, которое походило на опьянение.

Через мгновение после очередного комментария Константин вынул из кармана правую руку, в кулаке которой сжимал ручку короткого, но толстого ножа направленного лезвием вниз и одним резким решительным ударом пронзил оружием грудь женщины. Мощный удар прибил Ольгу к стене за её спиной, по которой она начала сползать, бледнея лицом, выражение удивления на котором начало сменяться страдальчески-безжизненным. Вид сникающей женщины с западающими глазами Константин сопровождал бесстрастным взглядом на лице лишённом эмоций не отпуская оружие и не уменьшая нажим на него; и только когда Ольга без сил сползла по стене, не подавая признаков жизни, убийца выдернул нож. Вынув из левого кармана куртки левую руку с тряпкой покрытой ржаво-бурыми разводами, Константин начал вытирать о неё нож медленно уходя в темноту ночи спокойной уверенной походкой даже не бросив прощальный взгляд на плод рук своих.

Август 4713
(с) Algimantas Sargelas

Copyrights ©Algimantas Sargelas; all right reserved