§1.Критерии и признаки псевдосатанизма

Сразу хочу заявить, что все признаки и критерии псевдосатанизма я описать в этом параграфе не смогу из-за их разнообразия, а также из-за малой значительности многих из них; но яркие и представляющиеся универсальными я, конечно же, затрону. Форм псевдосатанизма действительно существует множество, некоторые из него могут отличаться от прочих одним незначительным признаком, а по своему содержанию псевдосатанизм столь разнообразен, что охватить его в одной главе или параграфе ещё сложнее, чем признаки; разнообразие содержания концепций подпадающих под псевдосатанизм обусловлено тем, что сатанизмом могут именовать что угодно, произвольно, по желанию автора концепции или его сторонников. Но по содержанию вне этого произвола существует сатанизм и псевдосатанизм, то есть сатанизм и концепции им не являющиеся не смотря на своё ложное именование им. Цель данного параграфа в представлении критериев и признаков, изобличающих ложность именования сатанизмом крупных и относительно популярных концепций, к которым в качестве примера я приступлю в третьем параграфе этой главы. А также эти примеры послужат иллюстрацией теоретическим изысканиям по поиску признаков и критериев псевдосатанизма; то есть взаимосвязанное построение, где одно объясняет другое, что иллюстрирует первое. Но сначала следует разобраться с самими понятиями критерий и признак.

Критерий (греческое kriterion – показатель, от греческого krino – сужу) – это основной признак, являющийся показателем оценки качества объекта. В свою очередь признак – это свойство, идентифицирующее объект или их группу; то есть характерное свойство определённой величины.

У псевдосатаниста в главу угла ставится удовлетворение своих потребностей, можно сказать слабостей, чему должно способствовать соответствующее моральное построение (упрощённое), ведь чем проще мораль, чем больше принципов и тезисов она отрицает и отвергает, тем шире возможности для удовлетворения потребностей. Отсюда и страсть всех псевдосатанистов к утверждению о якобы аморальности сатанизма, это форма их борьбы за упрощение морали, де факто читаемое между строк как «расширение возможностей для удовлетворения потребностей». С одной стороны выглядит здраво, так как стремление к могуществу это хорошо, и сатанист тоже, казалось бы, должен стремиться к расширению своих возможностей. Только расширение потенциала и возможностей к обязательному удовлетворению потребностей разное, в первом случае это тот самый рост могущества, а в втором случае это путь на поводу потребностей, так как они являются главной целью. Иначе говоря, цель сатаниста – совершенствование, а псевдосатаниста это удовлетворение потребностей. Более того, потребности такие простые и примитивные, так как сложные потребности формируются из преодоления проблем, то есть они следствие совершенствования, встречающее неизбежные помехи и постоянно, а простые потребности либо возникают самостоятельно, либо в ходе удовлетворения самых простейших, либо уже имеются изначально (те самые простейшие потребности). Посему сатанизм в своём истинном виде и сути не удовлетворяет этих псевдосатанистов, так как сложная философия формировавшаяся долгое время в связи с различными культурами не может быть простой. Сатанизм сложен и имеет сложную мораль; да, она иная нежели стереотипичная и характерная для взятой конкретной культуры, но всё равно мораль сатанизма сложная. Потому такое положение дел не устраивает индивидов ищущих пути для расширения возможностей удовлетворения своих простых потребностей в поле философии, то есть ищущих этические концепции оправдывающие и вооружающие их.

Вышесказанное описывает главную причину возникновения трёх критериев псевдосатанизма: оппортунизма, профанации и эпатирования. Будь уверен, что если перед сатанизмом встанет помеха в удовлетворении его персональных потребностей (несатанистских), которую он сможет устранить совместно с классовым или иным противником, например, христианством, то этот псевдосатанист не примянёт воспользоваться возможностью, так как удовлетворение его простых потребностей важнее сути и аутентичности мировоззрения. Мировоззрение псевдосатаниста пластично, податливо, это и есть оппортунизм (приспособленчество к любой ситуации для удовлетворения своих потребностей при минимуме усилий) позволяющий идентифицировать его как критерий псевдосатанизма. О профанации сатанизма в псевдосатанизм и эпатировании им я расскажу в следующем параграфе отдельно и подробно.

Я являюсь сатанистом значительно более десятилетия и мог наблюдать не единичный случай интереса сатанизмом, срывания в профанацию этой философии и стремительную потерю интереса к сатанизму и псевдосатанизму вообще различных индивидов, по причине, очевидной при наблюдении и исследовании каждой ситуации, невозможности удовлетворения своих потребностей средствами псевдосатанизма. Стереотипная модель достижения зрелости личности, в которой индивид отказывается от псевдосатанизма; говоря проще, индивид достиг зрелости и эпатирование ему более не требуется, отсюда он не нуждается и в псевдосатанизме с его профанацией сатанизма, а сам сатанизм слишком сложен для социализированного рядового индивида. Но на своём персональном примере доступном мне в всей полноте и истинности как всевидящему себя же самого наблюдателю я могу констатировать, что действительный сатанизм избранный исходя из личностных предпочтений как совпадающий с моим мировоззрением продолжает оставаться философской концепцией аутентичной мой личности – Я-сатаниста. То есть, избирая сатанизм как сложную философскую концепцию не для обслуживания моих персональных потребностей (как в случае с формами псевдосатанизма), а по причине её соответствия моему мировоззрению я остаюсь сатанистом независимо от изменения моих простых «житейских» (а вернее бытийно-социальных) потребностей. Можно предположить, что я незрелый, но тогда надо как-то свести глубину моего мышления в форме продукта деятельности, хотя бы этой книги и эту гипотезу о незрелости. А в итоге я представил пример обслуживания псевдосатанизмом потребностей индивида, а не соответствие личности индивида философии сатанизма; что иллюстрирует признаки псевдосатанизма заявленные ранее.

Резюмируя, могу сказать, что к наиболее ярким признакам (критериям) псевдосатанизма относятся: оппортунизм (приспособленчество), эпатирование образами из сатанизма, профанация аутентичного сатанизма и других форм псевдосатанизма; к нетипичным признакам, но часто имеющимся могу отнести непостоянство обусловленное оппортунизмом, поверхностность (тот же фактор), простота в всех аспектах (ради доступности большинству и упрощению достижения главной цели), популизм (отчасти профанация сатанизма и его образа в культуре (всяческие светлые сатанизмы, культы светоносного Люцифера-Прометея и прочее) и так далее. Главная же причина формирования псевдосатанизма побуждающая его к оппортунизму и привлечения в него адептов: обслуживание потребностей и слабостей конкретных индивидов создающих определённую концепцию именуемую ими сатанизмом. Есть цель, под эту цель избираются инструменты и область их применения, в данном случае это философия с её этикой (не единственное, но основное), а затем производится извращение, как общественной морали, так и морали аутентичного сатанизма, каждый раз процесс и результат отличный, но цель, задачи и инструменты у псевдосатанизма схожи. Напоследок отмечу, что враждебное сатанизму христианство само создаёт формы псевдосатанизма профанируя аутентичный сатанизм в виде всяческих страшилок и выдумок, которые усваивают, а затем, систематизировав и приняв, воспроизводят и защищают псевдосатанисты; например, те же оргии, «чёрные мессы», походы на кладбища и прочее-прочее. Но специалисту хорошо известно, что это аутентичному сатанизму не характерно. Подробнее к критериям псевдосатанизма профанация и эпатирование я приступлю в следующем параграфе.

Copyrights ©Algimantas Sargelas; all right reserved