автор изображения "ezpups"

Козлиное бытие

Существовал в звериной цивилизации козёл и лучшее из объективного, чего он добился за годы существования – был не одинок с своей козой; в остальном бытие его и рогатой супруги являлось удручающим. Помимо многозначительных следствий из факта того, что цивилизация была звериная, тягот у козлиной четы хватало и менее масштабных и глубоких, нежели гастрономические конфликты. Например, как-то пригласила кошка козла и козу к себе в гости на званый ужин, соответственно следует одеваться в подобающее платье – вечернее, и уже с этим возникли трудности, которые не то что малыми, а приемлемыми не назовёшь; то событие заслуживает деталей.

Надеть рубаху, преодолев помехи рогов, не такая уж большая сложность, а вот застегнуть пуговицы не только на ней, но ещё и на расположившейся поверх жилетке – другое дело. Козёл и коза неуклюже пытались справиться с пуговицей: она, как женщина, помогала, а он, как мужчина, старался сделать самое сложное; то есть коза фиксировала одежду на месте, а козёл пытался продеть пуговицу. Но он либо зажимал меж копыт саму пуговицу, либо пытался одним копытом протолкнуть её, вторым направляя; получалось плохо и в итоге он не выдержал.
– Да бле-е-е-ть! – заблеял он и принялся скакать по дому, топая копытами и будто грозя рогами призрачной напасти.
Успокоившись, козёл всё-таки изловчился направлять пуговицу клином копыта, он же парнокопытный, и поддевая одежду вторым, кое-как вдевать в петли.

Весь быт, вооружённый инструментами материальной культуры, созданной обладателями пальцев, хоть каких-нибудь, для себя и под себя, представлял для рогато-копытных супругов пыточные приспособления, превращая их бытие в подлинно козлиное. Более того, вся эта гнетущая чуждость преследовала и вне дома, козёл, в числе прочего, носил её и на себе: например, по дороге к кошке он повстречал медведя и осуществил ответное приветствие, но так как головной убор пришлось снимать обеими руками, неуклюже сжимая его между копыт, в общем – неловко в всех смысловых значениях, то козёл не обрадовался, наоборот, опять, и только за один вечер.

– Может в лес уйдём, ну её?! – в отчаянии спросил супругу козёл.
– Кого её? – непонимающе поинтересовалась коза.
– Эту, – и он мотнул головой в сторону, впрочем ни на кого и не на чего не указывая, но супруга всё же догадалась.
– И с кем мы там окажемся, в компании людей? С этими нагими животными с глазами в кучу, которые только и орут "азаза лалка " или "вангую батхёрт "? Что это вообще значит?!
– Брачные вопли, наверное, – предложил козёл свой вариант, горестно выдохнув, вновь стараясь смириться с состоянием дел, выбрав меньшую из двух зол.

март 4718
(с) Algimantas Sargelas

Copyrights ©Algimantas Sargelas; all right reserved