Четвёртая рождественская ностальгия

(текст не проверялся редактором)

Вот ещё три с небольшим десятка мегасекунд миновало, так быстро, а для меня, астросталкера, будто несколько мгновений. А ведь там, откуда я родом, где прошёл своё становление, этот срок именуется год и равен одному обороту планеты вокруг тамошнего светила. Хотя даже в прошлом этот самый год был в восприятии столь короток, не так как в моём настоящем состоянии, конечно, но всё же, сравнимо мал. А если вспомнить о краткости бытия человека - существа до некоторого времени господствовавшего на той планете, то эти года проносились как-то издевательски быстро, будто Хронос даже не намекал, а прямо указывал человекам, в большинстве своём забывшим его имя и чествовавших других, несуществующих богов, о подлинной своей власти над предателями. Так при подобной скоротечности большинство человеков умудрялось иметь страсть по пустой трате этого малого запаса, что эволюция смогла вырвать для них у непримиримого бога времени. Это занятие у человеков называлось "убивать время". Не удивительно, что вспыхнув ярким пламенем в пустоте космоса на своём комке грязи покрытом лужами океанов, человечество захирело столь же быстро, как и стало господствовать. Но это естественно, последнее на вершины вознесли деятельные представители, и они же, бесконечно устав от большинства "убийц времени", сбросили балласт, когда преодолели свою человечность. Отдельная история кто и как это делал, а ведь там было множество путей, и астросталкеров оказалось крайне мало, хотя это тоже естественно на мой взгляд. Одряхлевшее и творчески импотентное человечество, в один космический миг ставшее музейным экспонатом, пыталось сопротивляться, сначала даже очень агрессивно; оно вознамерилось заявить свои доминирующие права, как привыкло это делать по отношению к другим животным в прошлом, подчинить и контролировать. По-моему это стало тем фатальным шагом, который перевёл человеков из категории "презренные" в категорию "ненавидимые", а уж комментарий "в контакты не вступать, рекомендуется уничтожить полностью" добавился как-то сам собой. Да, на первых порах человеки, имея пространственно-промышленную доминацию, справлялись с своими репрессивными задачами, но ничто не длится вечно. Ну да ладно, это вообще заслуживает отдельной развёрнутой истории, тем более в тот период я уже сравнительно давно был астросталкером и мог наблюдать всё что захочу там, где этого пожелаю и в всех нужных мне деталях.

В настоящий же момент я прибыл на одну интересную планету. Она примечательна уже тем, что это не засушливая естественная пустыня или та же местность, но уже промышленного или военного происхождения, а тёплый континентальный мир, богатый растительностью. Так что я хотя бы здесь смогу наконец-то вытряхнуть всю пыль из своих одежд и корабля. Разумеется, я шучу, ну какие одежды или проблемы с пылью на одержимом корабле астросталкера? Моя естественная родина, планета Земля, мне вспомнилась неслучайно, этот мир похож на неё не только природой, хотя здесь куда большая влажность и разумными существами заселены преимущественно тропики, но и социально-культурной составляющей местных обитателей. Правда мир этот настолько же отличен, как и схож; расскажу чуть позже чем. А вопрос: почему спустя столько времени всё равно вспоминается что-то первое, даже если ты это не выбирал, например, родина тела, да и сознания, чего уж тут кривить душой, я оставлю без рассуждения. Пробовал ранее, не понравилось; память астросталкера не такая хорошая как у других имматериальных существ того же потенциала, но и всё-таки не такая плохая, как у того же человека. А потому вспоминать и, тем более, обдумывать что-то связанное с плохим, не хочется, это то немногое, что может навредить астросталкеру - эмоции, вернее воспоминания их обуславливающие. Например, насколько я помню человек забывает преимущественно плохое, а помнит хорошее, астросталкер же, я-то точно, наоборот, забываю хорошее и помню плохое. Вернее я лучше воспроизвожу из почти всё сохраняющей памяти и концентрируюсь на этом; другое дело, что память не сохраняет те детали, которые сознание не выявило, или сохраняет и их, но они так же как и раньше остаются неуловимы для сознания, а потому что есть эти данные, что их нет - без разницы для меня. Это одна из главных причин, помимо моего настоящего состояния, почему старым друзьям, таким, с которыми и враги не нужны, лучше мне в зону восприятия не попадать. Хотя они уж давно сгинули все или почти все, даже их подобия душ, неразвитые по их собственной глупости "искры" были перемолоты монструозным потоком идей всего сущего. Это как неопытный малыш внезапно оказавшийся посреди многополосной дороги, ему бы понять, что следует передвигаться вдоль полос, а миновать их тогда, когда образуется затор или движение замедляется по иной причине, но нет, он в панике мечется туда-сюда, пока его наконец не встретит какой-нибудь грузовик. А вот для того, чтобы иметь волю и сметливость сориентироваться в подобной незнакомой обстановке необходимо воспитывать соответствующие качества, ибо доподлинно знать что тебя ждёт невозможно; по крайней мере невозможно знать для человека того периода. Но куда уж, слишком сложно, да и скучно это для обывателя; так что милости прошу под колёса, никто из таких не останется без своего идейного грузовика. Эта агрессивность идейной среды - естественный инструмент сущего по ограничению продлевающих сознательное бытие в имматериальной форме или просто неприспособленность большинства разумных существ ввиду их молодости и невозможности широко и детально эмпирически исследовать имматериальное? На этот вопрос нет ответа у астросталкеров, а уж мы о имматериальном думаем непрестанно, иначе не являлись бы подобными бестелесными странниками чрез Великое Безликое Ничто.

Вот таким же бестелесным я и прибыл в этот зелёный, цветущий и купающийся в освещении ласковой звезды своей системы мир. Ввиду особенностей местных социумов мне куда разумнее было не создавать тело-марионетку даже прекрасно замаскированную под местных, так как их тесные контакты, где почти все почти всех знают, давал уровень обнаружения чужаков едва ли не наравне в сравнении с технократическими обществами, где всюду бдела электроника и прочее подобное. Да и перспектива разгуливать в паре набедренных повязок меня не прельщала. Кстати, у тех человеков, променявших Хроноса - подлинно существующее неумолимое время, на всяких выдуманных идолов, которых, например, к доске прибей, отчего они и издохнут, духи, бестелесные разумные существа, могли "парить над землёй", ну и прочими, подобными материальными, делами при этом заниматься. То есть насколько отсутствовало понимание предмета! Дух бестелесный как раз из-за бестелесности не имеет расположения в пространстве, и понятное дело, что не перемещается в нём, ибо нечего перемещать! И если угодно назвать астросталкера духом, то значение имеет где концентрируется моё внимание, его-то я и перемещаю, о нём речь, когда говорю о путешествии, разумеется, если я действительно не перемещаю тело-марионетку или корабль; однако последний вовсе не я, хотя и тело тоже не я. Ага, верно, используя примитивный язык донести всю глубину бытия астросталкера - проблема. А так дух он всюду и нигде, так как пространство для него столь же чуждо, что и какая-нибудь масса или валентность, то он и не путешествует; только концентрация внимания и вторжение в материальную среду, например, для создания и использования того же тела. Глупые человеки даже этого не поняли, и это за тысячи лет господства теологии и спиритуализма; поистине: бесталанные бесталанны в всём. Вот гляньте, журнал и я другой, который его когда-нибудь прочтёт, как меня сердит лишь одно только воспоминание о маленькой детали. Я вспоминаю преимущественно плохое; всё-таки я подумал и пришёл к выводу, что "всегда" это слишком громкое утверждение. Единственно когда без опаски перед истиной можно заявить "всегда", так это в тезисе "крайности всегда плохи", а уж плохи, или опасны, или ложны - это зависит от контекста. Ну да ладно, обращу наконец внимание на посещённый мир.

Если на Земле в своё время человечество совершило несколько манёвров в сторону спиритуализма и, соответственно, религиозности, то местные резко забрали в другую сторону - материализм. У человека был такой же шанс, например, в древней Греции далеко не один эллин предлагал несколько отличных для своего временного периода материалистических концепций, но не получилось и религии не одну тысячу лет топили мир в крови и невежестве. А вот здесь наоборот, приняв, что их бытие ограничено только одной жизнью и кроме неё нет никакого иного существования, что для пребывающей здесь имматериальной сущности уже заведомо ложно. И потому местные весьма быстро отказались не только от уничтожения себе подобных, но и других живых существ способных к активному восприятию. Да, меня всегда удивляло то обстоятельство, что растения, будучи живыми существами воспринимающими окружающую среду и взаимодействующие с нею, остаются за рамками достойных жить и поглощаются как земными вегетарианцами, так и местными жителями. От такой диеты последние стали тощие и низкорослые, как говорится "без слёз не взглянешь", зато полностью прекратили войны и до минимума снизили насилие, а также издержки от него. Хищникам пришлось трудно в соседстве с подобным доминантным видом и там, где постоянно проживают местные цивилизованные гуманоиды, хищники почти не водятся, так как им не дают нормально питаться, ну и защищаются в случае нападения, конечно же. Помимо низкого уровня насилия в обществе, оно может похвастаться впечатляющим социальным обеспечением с безусловным доходом. Удивительно сколько средств можно сэкономить без милитаризации и административной коррупции; последнюю, кстати, уменьшили до минимума интересным способом: чиновник - это обязанность каждого и тот, кто плохо администрировал должен оставаться чиновником дополнительный срок. А так как дел у него много и бенефиции крайне малы, а за саму преступную деятельность предусмотрено наказание и общество следит за исполнением обязанностей назначенной администрации, то все и каждый стараются отдать свой долг обществу качественно и заниматься своими, куда более интересными делами. Увеличивает эффективность системы то, что каждый прошёл через административную машину, а также через законодательную и судебную, и понимает как она устроена и социально грамотен. У такого общества не забалуешь, даже если вдруг захочется, а непременно находятся те, кому хотелось; ибо девианты, как отклонение от нормы, в контексте системы - норма. Популяция поддерживается в рамках естественными причинами, в том числе преждевременной смертностью, так как плата за социальную негу - малая мотивация к прогрессу. Однако, медицина здесь едва ли не передовое знание, чего не скажешь о технике и фундаментальных науках; но даже так ей очень далеко до совершенства. Про то, что этой цивилизации до знакомства с космосом предстоит пройти ещё долгий путь и говорить излишне. Кстати, всегда забавляли слова о "покорении космоса", ага, так он вашим корабликам, юные космонавты, и покорился. Куда вы лезете, если даже квантонику не освоили? Потешные. Да, бывают и такие, причём чаще такие, чем другие. Если сравнивать цивилизацию посещённого мира с приснопамятной земной, то это период на границе индустриальной революции, но с куда более развитой химией, правда преимущественно в области прикладной медицины. Новаторские инженерные решения не будоражат умы местных, а потому до своей первой технической революции им предстоит потрудится на ниве научного прогресса. Да и реализовать её без эксплуатации себе подобных и извлечения прибыли для частных лиц будет сложно, ибо социализм уже строили, и не раз, и не только на Земле. Неустойчивый этот кадавр получается, падает всегда и давит всю бригаду недалёких строителей. А вот чем похожи местные на человечество, так своей стагнацией: их устраивает настоящее положение дел и всё прочнее страх что-то кардинально менять из опасений сделать хуже; а любая революция - риск и огромный. Но привлекло меня сюда не это, а крайне редко встречающийся социальный феномен в цивилизациях с таким сравнительно небольшим научным уровнем: полные права для других животных. Забегая вперёд скажу, что насекомых здесь нет или кого-то похожего, и растения размножаются без их помощи; так что будь здесь миллиарды мух, то ещё можно было бы подумать предоставили бы им права или нет. А так вот такая ситуация, когда другие животные воспринимаются как полноправные жители планеты; конечно, избирательное право или что-то похожее у них реально не имеется, но если без шуток, то номинально оно есть и какой-нибудь местный тушкан в праве явится и волеизъявить. Не догадывается? Ну это его путь, главное в правах форма жизни не ущемлена. Хищник, при нападении совершает крайне тяжкое преступление и потенциальная жертва может себя защищать; это если вспомнить о самом сложном аспекте бытия местной цивилизации - взаимоотношения с теми живыми, которые природой созданы поглощать других и некуда им деваться. Разумеется, существуют программы поддержания популяции, особенно актуальные для аналогов каких-нибудь кроликов; местный "венец эволюции" добротно подумал над способами решения подобных проблем. Но это всё детали, главное, что каждое живое существо, от малютки до гиганта защищено и к нему существует проверенный и детальный подход по интеграции в общество; исключая несчастные растения, о чём я уже упоминал. И вот такая социофауна едва ли не подобна, если не превосходит, по сложности каким-нибудь технически передовым мирам, где каждый индивид в любой момент времени соединён с всеми прочими и всей полнотой культуры своей цивилизации через постоянный доступ в сеть. Если кто-либо сочтёт мою оценку неверной, а посещённый мир в действительности примитивным, то у нас явно разные критерии оценки. Конечно, с большой уверенностью можно утверждать, что стагнация станет регрессом и местных ждёт вырождение, если они не решаться на болезненную революцию, а им именно такая и нужна, ибо без страданий и пертурбаций система не улучшается, будь эта система душой или обществом. Так что утопическим посещённый мир не является никоим образом, но интересным и более того - примечательным, уж точно.

А теперь о главном. Прибыл я сюда, на самом-то деле, не просто полюбоваться чем-то красивым, ибо в сущем столько миров, тем более скрытых от многих, но доступных астросталкеру, что эстетическую потребность в созерцании удовлетворить можно посещением множества иных мест. Здесь, воспринимая этих нешуганых, обласканных зверьков, я ещё лучше вспоминаю того самого, моего первого, а потому лучшего, друга, который был с мной задолго до моего становления незримым путником, его имя Расмус. Он научил меня столь многому, что не могли дать никакие лабораторные эксперименты или действительно мудрые слова в книгах, мудрые, но всё же не те. Я общался с многими индивидами - разумными существами, но ни один из них не научил меня тому, что смог донести бессловесный котик одними только взглядами и прикосновениями, только своим бытием в общении с мной. И когда я слышу о том, что разумное существо это у-у-ух, а прочие животные, не обладающие разумом, дескать так, то резко протестую, но не сообщая, ибо "дурака учить - только портить". После Расмуса я дружил с другими животными, я помню каждого из них и так же по ним скучаю, но первый всегда останется таковым и будет примером последующим. Я пытался искать его, когда научился это делать, но куда уж там после прошедшего времени найти душу кота в буйном мире идей... И вот иногда я посещаю подобные миры, чтобы отдать дань памяти потерянным друзьям и почтить то, что даже астросталкер, могущий мыслью материализовывать корабли, превышающие массой светила, гнущий пространство-материю своей волей как крайне податливый материал, и прочее-прочее, не в силах изменить. Расмус - главный и первый, кого я поминаю; это то немногое, что я не могу систематизировать: с одной стороны это воспоминания о лучших и лучшем, с другой стороны они причиняют самые мучительные страдания...

Расмус, мурлыка мой возлюбленный, я всегда буду тебя помнить.
Август 4715
(с) Algimantas Sargelas

Copyrights ©Algimantas Sargelas; all right reserved